Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Миссионерский отдел Московской епархии

Незнакомое православие

Православная библиотека мобильное приложение

Православный молитвослов мобильное приложение

Преподобномученик Рафаил (Тюпин) иеромонах, служивший в Шарапово.

День памяти - 28 ноября (11 декабря)

    Преподобномученик Рафаил родился 20 июля 1886 года в селе Юрты Жерновской волости Ливенского уезда Орловской губернии в семье крестьянина Георгия Тюпина и в крещении был наречен Борисом.
Начальное образование он получил в сельской школе. В 1912 году Борис поступил в Козельскую Введенскую Оптину Пустынь и исполнял здесь послушание повара.
    В 1914 году, когда началась Первая мировая война, послушник Борис Тюпин был призван на фронт. Однако судьба распорядилась так, что он вскоре был ранен и вновь попал в Оптину пустынь, при которой в те годы был устроен госпиталь. Выздоровев, послушник остался в монастыре, а в 1922 году, после переезда в Москву, в московском Златоустовском монастыре (ныне от него осталось только одно здание келий) был пострижен в монашество с именем Рафаил. В 1926 году состоялось его рукоположение во иеромонаха. Отец Рафаил служил в Оптиной до времени закрытия монастыря в 1927 году, после чего три года (с 1927-го по 1930-й) окормлял приход в храме в селе Латынино Калужской области и в этом же году он был назначен настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» в селе Шарапово Лопаснинского района Московской области.
    Отец Рафаил был ревностным пастырем и молитвенником, и слава о нем, как о святом человеке, молитвы которого слышит Господь, быстро распространилась среди крестьян и они стали обращаться к нему с просьбой помолиться и за советами. И власти решили арестовать священника, псаломщицу, церковную старосту и двух активных, с их точки зрения, прихожан, обвинив их всех в том, что они «... развалили два колхоза; в связи с обострившейся международной обстановкой распространяли слухи о войне и в связи с этим неизбежности свержения советской власти, использовали женщин-кликуш, распространяли слухи о наказании крестьян в связи с переживаемыми затруднениями за якобы безбожие, в церкви совершались антисоветские проповеди, для подкрепления якобы исцелил прокаженную...».
    Иеромонах Рафаил был арестован 14 апреля 1932 года и заключен в тюрьму в городе Серпухове. По обыкновению в качестве свидетелей были вызваны представители местной власти  - секретарь Шараповского сельсовета и председатель колхоза, которые показали, что приехавший в Шарапово священник «... сколотил в приходе определенную группу лиц, расставил силы настолько хитро и умно, чтобы личной агитации не было заметно...» Говорил в церкви на проповеди: «... Мы переживаем голод, потому что забыли Христа и идем по стопам антихриста, нужно христианам опомниться и пойти по Его стопам  – Бог все простит...». А также на проповеди говорил, что «... урожай всякий полей сейчас пропадает, потому что ваши бабы засоряют их абортами...». Далее говорил, чтобы «... верующие не забывали Бога и не шли по стопам антихристов...».
    Один из вызванных к следователю жителей, высказав свое мнение, что священник их села настроен антисоветски и против колхозов, далее стал говорить, что священник во время проповеди в церкви сказал: «... Верующие, неужели вам не стыдно в такой престольный праздник работать и не посещать Божий храм; дрова заготавливать можно в другой день... Господь вас не простит за это, вспомните, когда некоторые жгли иконы и радовались, за это их Бог наказал, побил морозом весь хлеб и травы. Я вам напоминаю, что такое отношение к церкви не останется для вас свыше безнаказанным...».
    Но особенный интерес вызвало у сотрудников ОГПУ исцеление отцом Рафаилом бесноватой. Были опрошены жители села, которые все свидетельствовали о недуге несчастной женщины, которую в момент беснования едва могли удерживать несколько человек, а когда подводили к причастию в церкви, то ее с трудом могли удержать четверо сильных мужчин. Относительно чуда исцеления были опрошены верующие и неверующие и все подтвердили подлинность чуда. Все свидетельствовали, что до исцеления больная «... не могла даже воды принести и вообще ничего не делала, а сидела дома как глупая...». Но после того, как она пришла из Шарапова, «... то стала все работать и никакой боли уже не чувствовала...».
    Была вызвана к следователю и сама исцеленная. Это была двадцатичетырехлетняя женщина, работавшая трикотажницей в институте трудового воспитания. До 1926 года она жила в селе Новогородово вместе с родителями, а в этом году вышла замуж и стала жить с мужем в селе Ходаево. Она рассказала, что бесноватой она стала, когда уже работала в институте, то есть после 1929 года. Случилось это так: когда скончался ее дедушка, то она пришла на его похороны. Отец ее читал Псалтирь по покойнику, а затем, когда устал, она сменила его. И когда дошла до слов «... положил еси на главах их венцы...», то упала и стала кричать не человеческим голосом, о котором и передать невозможно. Когда закончили читать Псалтирь, она почувствовала сильную слабость. Отпевали деда в храме в селе Хлевино; когда служба дошла до слов «... оглашенные изыдите...», у нее началось беснование: ее ломало и крутило так, что ее с трудом удерживали несколько взрослых мужчин. Когда литургия закончилась, она уже сама идти не смогла, и домой ее привезли на лошади. Не смогла она подняться на ноги и на следующий день; и родные стали искать, как ей помочь, и обратились к врачам. 19 января 1932 года ее положили в больницу, и поскольку она была в это время беременна, то ей сделали аборт. Но ей стало еще хуже. Выйдя из больницы 21 января, она 25 января снова попала в нее; врачи исследовав состояние ее здоровья заключили, что она «... страдает неврастенией, малокровием и туберкулезом легких...». Но заявили, что хотя она бесспорно тяжело больна, они ничем помочь ей не могут, так как не понимают, в чем причина столь тяжелой болезни. Тогда ее родители обратившись к священнику, служившему в селе Хлевино, просили, чтобы он помог их дочери. И он стал читать о ней молитвы у себя дома. И когда читал, она каждый раз начинала бесноваться. Тем временем знакомые родителей предложили обратиться за помощью к иеромонаху Рафаилу, служившему в Шарапово, рекомендуя его как ревностного и знающего пастыря.На третьей неделе Великого поста в пятницу муж отвез больную в Шарапово к отцу Рафаилу. Священник стал спрашивать, нет ли у нее естественных припадков, не является ли она нервнобольной, так как в этом случае он вряд ли сможет ей помочь. Затем женщина отправилась в церковную сторожку, куда вскоре пришел и отец Рафаил; накрыв голову больной епитрахилью и положив сверху святое Евангелие, он стал читать молитву; и во время чтения молитвы она нечеловечески закричала. После этого священник сказал ее мужу, чтобы он обязательно привозил ее, так она действительно бесноватая. На следующий день женщину привезли в церковь, и всякий раз, когда читались молитвы, она нечеловечески кричала, но отец Рафаил продолжал молиться, одновременно помазуя ей ноги, лоб и уши освященным маслом, а затем с большим трудом разжимал ей рот, и у нее начиналась рвота с кровью. Всего он отчитывал бесноватую шесть раз, и с каждым разом ей становилось все легче. Каждый раз он спрашивал ее: «... Скажи мне, раба Божия, сколько из тебя вышло бесов и сколько осталось?...». Она отвечала ему, что в ней еще много бесов. На это он говорил: «... Мы их выгоним...». В последний раз, когда священник прочел молитвы, она почувствовала себя вполне здоровой. Но он снова стал читать молитвы и мазать ее маслом, спрашивая, все ли вышли, и она отвечала, что все, но он начал помазывать вторично и вдруг сказал: «... Вот еще, этот последний...». И вдруг нечистый дух заговорил, что выйдет с кровью. Отец Рафаил разжал бесноватой зубы обратной стороной лжицы, и в это время ее стало рвать кровью. После этого священник причастил больную, и она почувствовала себя совершенно здоровой. От радости исцеленная бросилась к нему, стала его обнимать и с благоговением целовать ризу. «... Платить я ему не платила, но предлагала, но он не взял. А сейчас я пойду работать обратно в институт...», – завершила она свой рассказ следователю.
    Был вызван и священник из села Хлевина, сделавший первоначально попытку отчитать бесноватую. «... Такое исцеление, – сказал он следователю, – мне, как священнику, впервые и я сказать не могу, каким путем он ее вылечил, но такую больную, как я видел, излечить я бы сказал нельзя и невозможно...».
    Был вызван на допрос относительно происшедшего чуда и отец Рафаил, он сказал следователю: «... В отношении исцеления, то я говорил и говорю, что не я исцелил, а Иисус Христос исцелил. Я только Его служитель. Происходило так: недели две тому ко мне в церковь пришла во время службы жена одна с мужем из Новоградова... которую до причастия вели семь человек, и она кричала на все лады, и молящиеся, которые были в церкви заплакали... и просили меня помочь этой женщине, я им только сказал  – молитесь, верующие, и Господь поможет... я ее раза три отчитывал – ей легче стало... Верующие долго молились, и когда этой женщине легче стало, она уже сама подошла к причастию, и после этого она с отцом и матерью собрались и ушли. Заданий я ни от кого не получал, чтобы это исцеление состроить, а что было, я сказал и больше ничего не знаю... В чем-либо виновным себя не признаю. Я есть служитель храма, у меня на это призвание и от этого я не уйду...»
    Этот случай произвёл большое впечатление на местных жителей, что, по мнению следствия, привело «... к развалу двух колхозов, срыву заготовок и посевной кампании...». Арест священника произошёл через четыре дня после последней отчитки больной. 3 июня 1932 года тройка при ПП ОГПУ приговорила иеромонаха Рафаила к трём годам ссылки в Казахстан по делу «группы церковников».
    По отбытии ссылки, отец Рафаил вернулся в Москву и получил назначение в один из храмов в Черневском районе Московской области, где прослужил до 1936 года и был направлен в храм в Шаховском районе той же области.
    В 1937 году отца Рафаила направили служить в храм в Серебряно-Прудском районе. Здесь он прослужил три месяца, пытаясь добиться регистрации местными властями, но после того, как власти отказали ему в регистрации, он снова пришел в Патриархию и был направлен в распоряжение Нижегородского митрополита Феофана (Тулякова), резиденция которого тогда находилась в городе Семенове. По-видимому и здесь власти отказали священнику в регистрации, и митрополит поручил ему заведовать хозяйственной частью епархиального управления.
    В августе 1937 года митрополит Феофан был арестован и отец Рафаил выехал в Патриархию в Москву, и получил назначение в приход Смоленской области. Но когда он прибыл туда, власти отказались его регистрировать. После этого иеромонах Рафаил оставил все попытки устроиться служить на приходе: он поселился в деревне Маклино Малоярославецкого района Московской области и стал зарабатывать себе на жизнь сапожным ремеслом.
    Во второй половине 1937 года начался последний период кровавых гонений на Русскую Православную Церковь, коснувшийся всякого архиерея, всякого священника, всякого монашествующего и мирянина. Для обоснования ареста иеромонаха Рафаила сотрудниками НКВД были допрошены свидетели - председатель местного колхоза, конюх и шестнадцатилетний комсомолец, сын хозяев, у которых отец Рафаил снимал комнату. Они подписались под протоколами допросов, написанных следователем, что священник, живший в их селе, совершал молебны в домах крестьян, крестил новорожденных, собирал маленьких детей и заставлял их молиться. Сын хозяев решительно заявил, что священник «... терроризировал население своей проповедью против колхозного строя, разлагал колхозную дисциплину. С моей стороны было заявлено в милицию, но до сего времени никаких мер не принимали к священнику Тюпину. Тюпин является социально опасным для населения и колхозного строя...».
    Председатель сельсовета, давая для сотрудников НКВД характеристику на священника, написал, что тот «... является социально опасным для колхозного строя. Население просит изолировать его с территории Маклинского сельсовета...».
    Председатель колхоза дал такую характеристику отцу Рафаилу: «... вел работу против того, чтобы колхозники не ходили на колхозную работу, чем подорвал колхозный строй... и разложил дисциплину в колхозе. Много населения стало ходить в церковь...».
    Иеромонах Рафаил был арестовал 29 ноября 1937 года и помещен в одну из тюрем города Москвы. 2 декабря следователь допросил его:
- Скажите, Тюпин, служили ли вы молебны по домам в деревне Маклино и крестили ли вы тайно новорожденных детей?
- Я молебнов ни у кого тайно не служил, а также и детей новорожденных не крестил.
- Вы женщин никогда не агитировали пойти в церковь во время уборочной кампании?
- Нет, не агитировал.
- Скажите, не собирали ли вы малолетних детей и не проповедовали ли им?
- Нет, я детей не собирал и ничего им не проповедовал.
- Скажите, в данный момент вы не служите, а для чего и откуда у вас появились священная Библия, крест и кадило?
- Когда я  принимал постриг в монашество, то мне давались крест и Евангелие, а кадило я купил в Москве в магазине за три рубля... В зачитанном мне в постановлении обвинении виновным себя не признаю.
    В тот же день, 2 декабря, следствие было закончено и 9 декабря тройка НКВД приговорила отца Рафаила к расстрелу. Иеромонах Рафаил (Тюпин) был расстрелян 11 декабря 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой.
    Преподобномученик Рафаил (Тюпин) в 2006 году причислен к лику святых Новомучеников Российских для общецерковного почитания. Его память отмечается 11 декабря, а также в Соборе святых новомучеников и исповедников Российских XX века и в Соборе Бутовских новомучеников.
    Два года назад в Скорбященском храме села Шарапово появилась новая икона - преподобномученика Рафаила (Тюпина), написанная по его прижизненной фотографии. Хотя этот образ нельзя назвать намоленным, но он сразу стал особо чтимым среди прихожан.