Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Миссионерский отдел Московской епархии

Незнакомое православие

Православная библиотека мобильное приложение

Православный молитвослов мобильное приложение

Священномученик Аркадий (Лобцов) пресвитер Якшинский.

День памяти 4 (17) февраля.

    Священномученик Аркадий родился 22 января 1895 года в городе Переславле Ярославской губернии в семье псаломщика Ивана Лобцова.
    Первоначальное образование Аркадий получил в церковноприходской школе, а в 1909 году окончил Переславское духовное училище и два года работал рассыльным у судебного пристава.
    С 1912 года он стал служить псаломщиком в храме в селе Жерославское Кольчугинского уезда Владимирской губернии.
    В 1919 году Аркадий Иванович был мобилизован в Красную армию и служил писарем. В 1920 году на польском фронте их полк был интернирован немцами. В июле 1921 года Аркадий Иванович вернулся из Германии домой и снова стал служить псаломщиком в том же храме.
    В 1922 году он был рукоположен к этому храму священником. С 1929 года отец Аркадий стал служить в храме в честь Грузинской иконы Божией Матери в селе Якшино Лопасненского района Московской области.
    В ноябре 1937 года сотрудники НКВД собрали показания лжесвидетелей. Председатель сельсовета соседней деревни 27 ноября 1937 года доносил об Аркадии Лобцове: «... Беседует с верующими стариками, которым даёт разные контрреволюционные поручения по распространению антисоветских слухов. Он заново сумел отремонтировать церковь, производил разные нелегальные денежные сборы с верующих, ходил без всякого на то разрешения с молебствованием по приходу и, со слов колхозников, вёл агитацию о том, что при Советской власти жизнь крестьянства стала во много раз хуже, чем до революции, что теперь у власти люди беззаконные, если кто осмелится сказать правду, того посадят... »
    27 января 1938 года священника арестовали. Сначала его для допроса доставили в Серпуховскую тюрьму. Сохранился протокол короткого допроса:
Будучи в 1920 году интернированы немцами, вербовались ли вы на службу в Белую армию и вызывались ли в жандармское управление? – спросил священника следователь.
Когда нас интернировали, то всех поместили в лагеря, куда приезжали белые офицеры для вербовки красноармейцев в Белую армию; некоторые записывались, я же не вербовался и в жандармское управление не вызывался.
С кем вы поддерживаете хорошие отношения в нашем районе и за его пределами?
Со всеми верующими я был в хороших отношениях, но особой дружбы ни с кем не имел.
Следствием установлено, что вы среди верующей части населения ведете активную контрреволюционную деятельность...
Никакой контрреволюционной деятельности среди населения я не вел.
- В период предвыборной кампании в Верховный Совет у себя на дому в присутствии верующих вы вели агитацию против выборов, заявляя: «... Всех кандидатов в Верховный Совет мы получили в готовом виде, а сами намечать не имеем права... ».
Никому я этого не говорил.
- Летом 1937 года в присутствии верующих вы также вели антисоветскую агитацию, заявляя: «... Советская власть наделала колхозы для того, чтобы лучше можно было обирать народ. До колхозов крестьянству жилось очень хорошо, и нам, служителям культа, тоже жить было лучше. Советская власть всех разорила в корень...».
- Таких слов я не говорил.
- Вы лжете. В другом случае, летом 1937 года, вы говорили о том же, что «... при советской власти жизнь крестьян во много раз хуже, чем раньше. Теперь люди живут во власти беззакония. Если кто осмелится сказать правду, того посадят. Выборы в Верховный Совет ничего хорошего народу не дадут, так как кандидаты выставлены коммунистами и народ должен голосовать за них...».
- Ничего подобного я против советской власти или против колхозов не говорил.
- Вы даете ложные показания, следствие требует от вас откровенных признаний о вашей контрреволюционной деятельности.
- Никакой контрреволюционной и антисоветской деятельности я нигде не вел. Виновным в предъявленном мне обвинении себя не признаю.
    Этот протокол допроса свидетельствует, что священник вёл себя мужественно. Он сознательно не назвал ни одного имени, чтобы не навлечь беду на невинных людей. Виновным себя он не признал. 11 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Аркадия к расстрелу. После приговора он был перевезен в Таганскую тюрьму в Москве. Через неделю после единственного допроса, 17 февраля 1938 года священник Аркадий Лобцов был расстрелян и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
    После ареста свяшенника, церковь Грузинской иконы Божией Матери была закрыта, а через некоторое время разрушена до фундамента. Сейчас храм поднялся из руин во всей своей красе.
    17 июля 2002 года Российский Архиерейский Собор причислил священника Аркадия Лобцова к лику Святых Новомучеников для общецерковного почитания.