Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Миссионерский отдел Московской епархии

Незнакомое православие

Православная библиотека мобильное приложение

Православный молитвослов мобильное приложение

Священномученик Иоанн (Смирнов) пресвитер Лопасненский

    День памяти - 27 ноября (10  декабря)

    Иван Михайлович Смирнов родился 25 января 1879 года в селе Лопасня Серпуховского уезда Московской губернии в семье священника Михаила Смирнова, который умер еще до рождения сына. Чтобы прокормить семью, матушка отца Михаила поехала в Москву к своему брату священнику, который помог ей устроиться просфорницей в Ильинский храм на Воронцовом Поле.
    Вся жизнь его, с ранних детских лет была связана с Церковью. Он обучался в церковноприходской школе, по окончании ее поступил в духовное Заиконоспасское училище. В двадцатилетнем возрасте в 1899 году закончил его и стал преподавателем Закона Божия в московских женских городских училищах.
    Женился, в 1901 году был рукоположен в сан диакона, служил в Московской Вознесенской церкви на Серпуховке, не оставляя свою преподавательскую деятельность. Отец Иоанн отличался любовью к знаниям, к духовной литературе, поэтому в 1907 году он решил поступить в Московскую Духовную Академию находившейся тогда в Москве в особняке на Садовом кольце, где сегодня располагается Музей декоративно-прикладного искусства. Окончил академию в 1911 году и принял сан иерея. К тому времени у него уже было двое дочерей: Мария и Татьяна, а сам он состоял диаконом в Скорбященской церкви на Большой Серпуховке - церкви при бесплатных квартирах для вдов и учащихся девиц известных купцов братьев Ляпиных (так называемая «Ляпинка»). Возможно, это обстоятельство и позволило диакону Смирнову уделять больше внимания учебе, оставив на время заботы о семье.
    Ярко характеризует отца Иоанна тот факт, что все его научные труды были связаны с аскетической литературой. Не будучи монахом, имея семью, отец Иоанн, тем не менее, более всего интересовался вопросами серьезной духовной жизни, православной аскезы. Диссертацию он посвятил Синайскому патерику, тогда как, в основном, студенты Духовной Академии пишут диссертации о пастырской жизни, служении священника, а диссертация же отца Иоанна посвящена жизни монашеской. Синайский патерик - одна из древних святоотеческих книг, в которой повествуется о жизни Синайских отцов, приводятся их изречения. За годы обучения, пока отец Иоанн готовил диссертацию, он выучил этот патерик наизусть и святоотеческие заповеди стали заповедями его жизни; по этим заповедям, по словам древних старцевподвижников он стал строить жизнь. Диссертацию отец Иоанн защитил успешно - он был пятым магистрантом, а его кандидатское сочинение было удостоено премии А. М. Иванцова-Платонова. Тогда же в июне 1911 года Иван Михайлович рукоположен в сан священник.
    Отец Иоанн был приглашен в Московскую Духовную Академию преподавателем, на кафедру церковнославянского и русского языков. При этом он продолжал работу над своей диссертацией, готовя ее уже как магистерскую, профессорскую. В это время он опубликовал несколько статей в духовных журналах, которые опять-таки были посвящены монашеской литературе и монашеской духовной традиции. Диссертация, основную работу над которой отец Иоанн закончил в 1915 году, носила почти то же название, что и его кандидатская: «Синайский патерик (Λειμών πνευματικόϚ) в древнеславянском переводе», но теперь это было уже весьма многостороннее и фундаментальное сочинение.  
    Несомненно, отец Иоанн жил всем тем, чему он учил, и именно поэтому Господь сподобил его мученического венца. Подвиг мученичества достаточно редкий в истории Церкви, очень немногих Господь сподоблял действительно быть святыми мучениками, потому что, прежде чем стать мучеником, нужно стать преподобным, нужно исполнить евангельские заповеди. Невозможно перенести страдания за Христа без особенной помощи Божией, без особенного присутствия Божьей благодати, а благодать Божия является достойным людям, то есть тем, кто живет по заповедям, кто готовит свою душу к исполнению заповедей и к принятию благодати.
    Протоиерей Иоанн получил степень магистра в 1918 году. Во время работы над своей диссертацией он сделал ряд церковно-исторических открытий и был удостоен за нее Макарьевской премии. Но уже бушевала революция, творцы новой жизни бегали с красными флагами, проливали кровь, рушили и взрывали храмы. В 1919 году Московская Духовная Академия была закрыта и разграблена. Не дожидаясь ее закрытия, поскольку наступил голод, отец Иоанн уезжает с семьей в город Бутурлиновка Воронежской губернии, где можно было служить на приходе. Но в 1923 году он вновь приезжает в Москву, потому что тогдашний настоятель храма Святого Духа на Лазаревском кладбище протоирей Илья Васильевич Гумилевский, бывший профессор Московской Духовной Академии, приглашает его на служение сюда. Поскольку сюда любил приезжать Святейший Патриарх Тихон, очевидно, отец Иоанн достаточно близко знал святителя Тихона. Протоирей Илья Васильевич Гумилевский, вероятно, и посодействовал отцу Иоанну, который был выбран в клир общим собранием Лазаревской общины. В 1925 году отец Иоанн становится настоятелем этого святого храма.
В один из воскресных дней 1932 года храм был внезапно оцеплен милицией и настоятелю объявили о закрытии храма и конфискации имущества.
    Дальнейший путь жизни отца Иоанна - это его восхождение на Голгофу, как жизнь многих тысяч священников того времени, которые были гонимы, поносимы, которые были не нужны новой власти, оказались за бортом новой жизни. Шла безбожная пятилетка. К 1937 году Сталин, бывший студент Духовной семинарии, обещал уничтожить Церковь и обещал, что верующих в Советском Союзе больше не останется. Вот здесь-то и проявилась сила этой веры русского народа. Многие пастыри, которые жили в безвестности, которые совершали свой путь перед Богом, свое служение Богу в сокровенном, глубоком, сердечном делании, смогли перенести эти гонения и страдания, и мир увидел, что наша Церковь Православная имеет очень много достойных пастырей, которые ни за что не откажутся от своей веры, которые пойдут на крест, на расстрел, в тюрьму и в могилу, но от Христа не отрекутся.
В 1932-35 годах отец Иоанн служил - в Тихвинской церкви села Сущево, с 25 марта 1935 года - в Троицкой церкви на Пятницком кладбище. 30 декабря 1935 года он был назначен в Знаменскую церковь у Крестовской заставы, с 1936 года стал в ней настоятелем.  
    Отец Иоанн был арестован 22 ноября 1937 года. Арест предварялся, как обычно, рядом состряпанных документов. В частности, 10 ноября начальнику Ростокинского районного отделения НКВД  последовал рапорт от малограмотного участкового инспектора 58 о/м. о том, что им « … была сделана установка на гражданина Смирнова Ивана Михайловича, что он - служитель культа ... », и далее указывались свидетели, проживавшие там же: Лебедева В. Д., Холина Н. П., Рябушкина А. И.. Через пару дней какой-то оперуполномоченный Овечкин стандартной фразой заполнил стандартный бланк Постановления об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения: « … Смирнов Иван Михайлович достаточно изобличается в том, что занимается контрреволюционной агитацией террористического характера ... », и постановил: « … привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58. п. 10 Смирнова И. М. и избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей в Бутырской тюрьме … ». Поперек идет резолюция начальства: «Арестовать». В Справке на арест (от 21 ноября 1937 года) тем же Овечкиным фабрикуются ложные и несусветные высказывания будущей жертвы, священника, который якобы заявлял, что « … скоро советскую власть свергнут, и напрасно рабочие стараются выбрать в Верховный Совет своих депутатов, недалек тот момент, когда я буду расправляться с коммунистами … »; и якобы свидетель В. Д. Лебедева, показав за него то же самое, в частности, добавила такие его слова: « … а с коммунистами я буду расправляться сам так, как расправляются фашисты в Германии … ».
    Из Анкеты арестованного удалось извлечь немного нового, в частности, « ... сведения о его служебной деятельности в 1935 году и о его семье, в которой тогда состояли: жена Вера Алексеевна, 55 лет, домохозяйка; дочь Мария, 33 лет, секретарь рабочего редакционного бюро; дочь Татьяна Звароно, 30 лет, товаровед на расфасовочной фабрике ... ».
5 декабря 1937 года его следственное дело № 6927 за подписью Начальника 4-го Отдела было направлено в адрес Тройки УНКВД МО, которая в массовом порядке штамповала смертельные постановления. 7 декабря 1937 года Тройка НКВД МО приговорила отца Иоанна к расстрелу. 10 декабря 1937 года, в день престольного праздника Знаменской церкви, где служил протоиерей Иоанн Смирнов, он был расстрелян на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле. Где-то на полигоне, скрывающем в себе останки множества прославленных Новомучеников и безвестных страдальцев, покоятся теперь честные мощи протоирея Иоанна Смирнова.
    На следующий день был там же расстрелян священномученик Серафим Чичагов. Это дает основание предполагать, что они сидели, может быть, в одной камере и священномученик Серафим благословил отца Иоанна на его подвиг. Мы не знаем, как шел отец Иоанн на расстрел, каковы были его мысли, каковы были его последние слова, какая была его последняя молитва - об этом мы уже не узнаем, но несомненно, что кончина его была праведная и достойная, как достойной и праведной была вся его священническая и мученическая жизнь. Современники вспоминают о нем как о симпатичном и скромном человеке. Такую память он оставил в сердцах своих прихожан, своих сослуживцев, преподавателей и студентов Московской Духовной Академии. Это был смиренный труженик на ниве Божией, чья праведность ныне засвидетельствована церковным прославлением в лике святых.
    Только в эпоху борьбы с «культом личности» - а именно 7 августа 1956 года - супруга осужденного В. А. Смирнова, смогла подать заявление в Органы с просьбой снять судимость с ее мужа, что и было сделано 11.02.1957 года постановлением Президиума Мосгорсуда.  
    Следственное дело содержит ряд интересных документов, а именно показания свидетелей, в частности, Веры Дмитриевны Лебедевой (1884 г. р.). Первое ее «показание» (от 13 ноября 1937 года) сфабриковано рукой «оперативника», вписавшего в него те «безумные глаголы», которые были приведены выше. Второе показание дано уже в другую эпоху - 25 января 1957 года. Она, в частности, сказала: « ... Смирнова я узнала примерно в 1924 году, когда он поселился в нашем доме. Поближе я его узнала в 1929 году, когда Смирнов перешел на жительство в одну квартиру со мной. Других соседей у меня не было. Смирнов проживал в комнате в 9 метров вдвоем со взрослой дочерью Марией 22-23 лет, которая училась на курсах иностранных языков. Смирнов был скромным, неразговорчивым человеком; приходили к нему только жена и вторая дочь, но не ночевали. Об антисоветской деятельности Смирнова мне ничего не известно. За несколько дней до ареста Смирнова меня вызывали в следственные органы и допрашивали в отношении Смирнова. Я дала показания в отношении автобиографических данных на Смирнова, которые мне были известны со слов самого Смирнова. Однако никаких показаний об антисоветской деятельности Смирнова я тогда не давала, да меня по этому вопросу и не допрашивали. Протокол моего допроса после его написания был зачитан мне следователем. Однако в нем об антисоветских высказываниях Смирнова записано ничего не было. Припоминаю, что когда я подписывала протокол допроса, то подписала не сразу за текстом, а в самом низу, где указал мне следователь. Оставалось пространство в несколько строчек незаполненное. Я боялась тогда об этом заявить следователю, и считала, что это так и надо ... ». То же самое подтвердила и другой свидетель - Холина Н.П.. Таким образом «подписывались» сфабрикованные лжепоказания.
    Решением Священного Синода от 17 июля 2002 года постановлено включить имя священномученика Иоанна Смирнова в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.  
    В день памяти священномученика Иоанна 10 декабря и в дни празднования Собора Новомучеников и Исповедников Российских в храме Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище совершается служба священномученику Иоанну.

Тропарь, глас 5:        
Добрым подвигом подвизаяся, украшение иереем явился еси, отче Иоанне, любомудрию же отцев синайских поучаяся, разум твой Христовой истине покорил еси, пастве твоей образ чистоты и благочестия явив, кровию мученическою житие запечатлел еси. Темже Богу предстоя, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
Молитвенника тепла обрете тя земля Московская, священномучениче Иоанне, ты бо, в пастырских трудех усердно подвизаяся, многия на стези спасения наставил еси и, от Христа мученическим венцем украсився, во обителех райских водворился еси. Темже тя любовию величаем.

Молитва:
О, избранниче и угодниче Христов, священномучениче Иоанне, Церкве Русския столпе непоколебимый, земли нашея благое прозябение и красный плод, сродников твоих предстателю и наставниче!        Ты во время гонения безбожнаго от сокровищницы души твоея спасительное исповедание Православныя веры изнесл еси, и людем верным пастырь добрый явился еси, душу твою за Христа и Его овцы полагая и лютыя волки далече отгоняя. Ныне убо призри на нас, недостойных чад твоих, умиленною душею и сокрушенным сердцем тя призывающих. Умоли Господа Бога, да простит согрешения наша и избавит от адовых уз и вечнаго мучения. Утверди нас в вере святой, научи нас всегда творити волю Божию и хранити заповеди церковныя. Буди пастырем нашим — правило веры, воином – вождь духовный, болящим – врач изрядный, печальным – утешитель, гонимым – заступник, юным – наставник, всем же благосердый отец и теплый молитвенник, яко да молитвами твоими соблюдется в Православии Святая Русь и непрестанно славится в ней имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.