Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Собор Священномученников Лопасненских

Миссионерский отдел Московской епархии

Незнакомое православие

Православная библиотека мобильное приложение

Православный молитвослов мобильное приложение

08 января 2017 года

Рождественские святки

Двенадцать дней после праздника Рождества Христова называют святками, то есть святыми днями, так как эти двенадцать дней освящены великими событиями Рождества Христова.
В первые три века христианства, когда гонения мешали свободе христианского Богослужения, в некоторых восточных Церквах праздник Рождества Христова соединялся с праздником Крещения под общим названием Богоявления. Памятником древнего соединения Рождества Христова и Святого Богоявления является совершенное сходство в отправлении этих праздников, дошедшее и до наших времен. Когда же эти праздники были разделены, то празднование распространилось на все дни, промежуточные от 7 до 19 января (новый  стиль), и эти дни как бы составили один день праздника.
Часто также святки именуются святыми вечерами, в воспоминание событий Рождества и Крещения Спасителя, совершившихся в ночное или вечернее время.
Святить двенадцать дней после торжества Рождества Христова церковь начала с древних времен. Указанием на это служили 13 бесед св. Ефрема Сирина, а также «слова» св. Амвросия Медиоланского и св. Григория Нисского.
Древнее двенадцатидневное празднование святок подтверждается духовным уставом преподобного Саввы Освященного, по которому во дни святок «никакого поста а также ниже коленопреклонения бывают, дальше в церкви, ниже в келлиях», и запрещено совершать Таинство брака.
То же подтверждено и кодексом Юстиниана, изданным в 535 г. Вторым туронским собором, в 567 г., дни от Рождества Христова до Богоявления наречены праздничными.
Между тем святость этих дней и вечеров нарушается призывами к обычаям языческих празднеств. С экранов телевизоров, по радио, со страниц газет нам внушают, что на Руси святки были преимущественно временем гаданий, игрищ с переодеванием, народных гуляний. Все это действительно имело место. Но нельзя забывать, что Церковь всегда запрещала эти суеверия.
В правилах шестого Вселенского Собора говорится: «Прибегающие к волшебникам, или другим подобным, чтобы узнать от них что-либо сокровенное, согласно с прежними отеческими о них постановлениями, да подлежат правилу шестилетней епитимии. Той же епитимии надлежит подвергать и тех, которые производят гадания о счастье, судьбе, родословии, и множество других подобных толков, равно и так именуемых облакогонителей, обаятелей, делателей предохранительных талисманов и колдунов. Закосневающих же в этом и не отвращающихся от этих пагубных и языческих вымыслов определяем совсем извергать из Церкви, как священные правила повелевают...
Также и всенародные пляски, могущие причинить великий вред и пагубу, равно и в честь богов, которых так ложно называют эллины, пляски и обряды, производимые мужчинами и женщинами, совершаемыми по старинному и чуждому христианского жития обряду, отвергаем и определяем: никому из мужей не одеваться в женскую одежду, не свойственную мужу; не носить масок. Поэтому тех, которые отныне, зная это, дерзнут делать что-либо из вышесказанного, клириков - повелеваем извергать из священного сана, а мирян - отлучать от общения церковного».
Православное правительство Российской империи в своих законах запрещало «в навечерие Рождества Христова и в продолжение святок заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни».
Святки - это святые дни, дни воспоминания пришествия в мир нашего Спасителя. Почтим же их посещением церкви и добрыми делами. По традиции, в первые дни празднества всегда было принято посещать знакомых, близких, друзей, дарить подарки - в воспоминание о дарах, принесенных Богомладенцу волхвами. В связи с этим хозяйки красиво накрывали столы, готовили лучшие угощения и встречали гостей. Кроме того, в Святки было принято вспоминать о бедных, больных, немощных, одиноких и нуждающихся людях: посещать детские дома, приюты, больницы, тюрьмы, а также путешествовать по святым местам.
Святки всегда были общенародным праздником, на это время как будто исчезали сословные границы, всех объединяла общая радость. По количеству обычаев и народных примет с этим периодом года может сравниться, пожалуй, только Масленица.
В древнейшие, допетровские времена был обычай в день Рождества в каждой деревне зажигать костер, который своим огоньком в темноте зимней ночи символизировал Вифлеемскую звезду и горел до самого крещения.
Любимое народное развлечение на святки - рядиться и колядовать. На Руси, а затем и в Российской империи молодежь в святочные вечера собиралась вместе, переодевалась в зверей или мифологических персонажей вроде Иванушки-дурачка и шла колядовать по деревне или городу. Кстати, это одна из немногих святочных традиций, которые выжили в послепетровскую эпоху, несмотря на то что большая часть населения переместилась в города. Главным персонажем среди колядующих всегда был медведь. Им старались одеть самого толстого парня деревни или околотка. Ряженые заходили поочередно в каждую избу, где горел свет. Подростки и дети пели рождественский тропарь, духовные песни, колядки, в которых восхваляется хозяин дома и посредством которых у этого самого хозяина выпрашиваются угощение. Песни часто сочинялись прямо на ходу, но существовали в этом искусстве традиционные, идущие из стародавних времен правила. Хозяина, например, величали не иначе, как «светел месяц», хозяюшку - «красным солнцем», детей их -  «чистыми звездами» . Впрочем, кто умел, придумывал величания более выразительные: «Хозяин в дому - как Адам на раю; хозяйка в дому - что оладьи на меду; малы детушки - что виноградье красно-зеленое…». Колядующие обещали богатый урожай и счастливую жизнь тем, кто дает угощение, и всяческие бедствия скупым. Иногда в песнях звучали даже угрозы: « Кто не даст пирога - с ведем корову за рога, кто не даст ветчины - тем расколем чугуны… » Все это, конечно, в шутку. Иногда пели абсолютно, даже нарочито бессмысленные приговорки. Хозяева принимали гостей, давали кто что мог.
Откуда пошло само слово «коляда», установить крайне сложно. В разных частях России это слово имеет разный смысл. На севере это просто «сочельник», в деревнях Новгородской области «коляда» - подарки, получаемые на Рождество. В Белоруссии «колядовать» значит «славить Христа». А вот ученые-этнографы считают, что этим словом древние славяне называли праздник зимнего солнцеворота.
Еще один святочный обычай - собираться всей семьей по вечерам, звать гостей (как можно больше), рассказывать сказки и загадывать загадки (как можно более сложные). Эта традиция, как и колядование, жила не только в деревнях, но и среди городского дворянства. Литературовед Ю. М. Лотман в своих комментариях к «Евгению Онегину» пишет, что было принято разделять «святые вечера» и «страшные вечера» (первая и вторая недели после Рождества соответственно). В «святые вечера» устраивали веселые ночные посиделки, в «страшные вечера» - гадали. Молодежь собиралась поплясать, днем - покататься на санях, поиграть в снежки. Кстати, после святок всегда было много свадеб. «В посиделках, гаданиях, играх, песнях все направлено к одной цели - к сближению суженых. Только в святочные дни юноши и девушки запросто сидят рука об руку», - писал фольклорист И. Снегирев книге «Песни русского народа».
Самая «антиобщественная» святочная традиция - «баловство». Дети и подростки собирались по ночам большими ватагами и озорничали как могли. Классической шуткой было заколотить снаружи ворота в каком-нибудь доме или разворошить поленницу дров. Еще одно развлечение - ритуальное похищение чего-либо. Похищать можно было все что угодно, но обязательно с шумом и песнями, а не тайком. В советские времена, несмотря на все запреты, нередко «похищали» колхозные трактора. Сразу же после праздников их, разумеется, возвращали на место.
Последние дни Святок были посвящены подготовке к Крещению. Лучшие деревенские мастера прорубали крестообразную прорубь в замерзших водоемах и украшали ее узорами изо льда.