Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Собор Священномученников Лопасненских

Миссионерский отдел Московской епархии

Незнакомое православие

Православная библиотека мобильное приложение

Православный молитвослов мобильное приложение

31 декабря 2016 года

Мир в ожидании Рождества

Когда исполнилась полнота времен, Бог послал Сына Своего единородного (Гал.4:4).

Полнота времен - очень важный термин. Господь воплотился, когда человечество «созрело» для того, чтобы принять благую весть, когда для этого сложились все необходимые условия. Мы поем в рождественской стихире, что Христос родился, когда на всей земле было единое правление Августа: «Августу единоначальствующу на земли  многоначалие человековпреста, И Тебе, вочеловечшуся от Чистыя,  многобожие идолов упразднися. Под единем царством мирским грады быша,  иво едино владычество Божества языцывероваша». (догмантик Навечерия Рождества Христова)

Понять христианство невозможно, если не знаешь главного, - от чего нас спас Христос. Чтобы ответить на этот вопрос, стоит представить себе, каким был наш мир накануне Рождества Спасителя.
Христос родился в еврейском народе и в Римском государстве. И то и другое есть дело Промысла, совершенно необходимое для последующего распространения христианства. Но прежде всего евреям предстояло стать гражданами мира. Это произошло благодаря Вавилонскому пленению.
«Благодаря» - какая горькая шутка. Народ, опозоренный, уходил в плен, оставляя за спиной трупы родных и тлеющие святыни. И всё же благодаря плену избранный народ изменил свою отчуждённую жизнь в пределах Палестины на всемирное гражданство. В плен уходили невольные миссионеры, а когда плен закончился, лишь малая часть народа вернулась обратно. Остальные рассеялись на пространствах Сирии, Вавилона, Египта. И это ещё было не всё.
Через двести лет после того, как Кир Персидский сокрушил Вавилон и позволил иудеям вернуться на родину, в конце IV века до Р.Х. на мировую арену ворвался юный македонский царь Александр. Александр хотел основать единое всемирное государство и возглавить его. Он принимал царские титулы всех покорённых народов и звание верховного жреца всех религий. За ничтожные десять лет он захватил невообразимые территории от Греции до Индии. И он не только воевал, но и смешивал культуры. В его обозе всегда были греческие философы, приносившие в самые отдалённые уголки мира эллинскую мудрость. Сам Александр был воспитанником Аристотеля. Греческий язык стал тем, чем сегодня является язык английский, - языком международного общения, политики и торговли.
Античный мир продолжает смешиваться и объединяться.
При Августе, том самом, «единоначальствующем на земле» (стихира Рождества), в Риме насчитывается до восьми тысяч иудеев. Они везде: в Армении, в Северной Африке, в Афинах и Коринфе, в Фессалониках, в Александрии. На всяком месте своего жительства они занимаются доходными видами деятельности. Так, в Александрии они держат всю хлебную торговлю, а в Риме их много среди учёных, актёров и певцов.
Как говорит Филон, они не похожи на другие народы, «ибо не заперты в границах своей страны, но обитают по всему миру и расселились по всем материкам и островам».
Везде, где есть евреи, есть синагоги. Храм может быть только один, и только на однажды указанном месте. Это Храм Иерусалимский. А в рассеянии религиозная жизнь вращается вокруг синагог, мест молитвенных собраний. Там вершится гражданский суд общины, там читается Писание и произносят поучения. Туда впоследствии пойдут апостолы Иисуса Христа.
Посещая любой из городов империи, они будут находить иудейскую синагогу и обращаться к евреям с проповедью об исполнении пророчеств и о пришествии Мессии. Не храмовая служба с кровавыми жертвами, а синагогальное богослужение с пением, чтением и проповедью даст со временем толчок для возникновения христианского богослужения. И промыслительно, что главную Книгу мира переведут на греческий язык за несколько столетий до Рождества в г. Александрия, кипевшей богатством и славившейся культурной и умственной жизнью. Языческий мир получил возможность ознакомиться с Законом Единого Бога. Появляются люди, интересующиеся верой евреев. Они, не принадлежа к Израилю по крови, желают принадлежать к нему по вере, и это им позволяется. Прозелиты (обращённые) делились на два разряда: пришельцы врат и пришельцы правды. Первые только верили в Бога и соблюдали «Ноев закон», а вторые обрезывались и обязывались жить по всей строгости обрядов. О том, насколько это явление было распространённым, говорит тот факт, что вторая жена Нерона, императрица Поппея Сабина, была прозелиткой.
Греческий язык, оживлённая торговля, культурный взаимообмен на огромных просторах, иудейское рассеяние. И кроме этого - римская власть.
Эта последняя черта чрезвычайно важна. Если греки были путешественниками, изящными художниками и мыслителями; если египтяне думали о загробной жизни больше, чем о земной, - то римляне были творцы государства. Они были мужественны, последовательны и суровы. В философии и поэзии они подражали грекам. Но в государственном строительстве и в юридическом складе ума им не было равных. Здесь они были творцы. У них можно было выиграть сражение. Но невозможно - войну. Так о них говорили, и это была сущая правда.
Рим был силён дисциплиной. Рим был аскетичен, и поэтому захватил мир.
Мы помним разврат Калигулы и оргии Нерона, но забываем, что то был уже закат, закат, рождённый пресыщенностью. А могущество пришло к Риму через воздержание и гражданскую доблесть. Спать на соломе, пить простую воду и храбро умирать за Отечество умели многие поколения римлян, и оттуда пришла к ним великая власть.
Римляне чувствовали мистическое отвращение к восточному разврату и греческим сексуальным вольностям. За первые 520 лет республики в Риме не было ни одного (!) развода, что лишь потом, в годы империи, стало привычно.
Да, Рим был твёрд, как грецкий орех, и со временем сделался властителем мира. От Британских островов до Северной Африки и от Гибралтара до Дуная в воздухе победно реяли орлы легионов. По идеально вымощенным дорогам из конца в конец империи маршировали солдаты, ехали почтовые повозки, шли путники. Скоро по этим дорогам пойдут апостолы, посещая города, проповедуя на площадях, терпя побои в преториях и являясь во дворцы пред лицо наместников.
Внутри Римской империи продолжилось и усилилось то грандиозное круговращение идей, верований, искусства и торговли, которым характеризуется беспокойное время перед Пришествием Спасителя.
Вслед за великой властью пришла великая тоска.
Богов стало много, но сердце осталось неуспокоенным. Богатства стало много, но душа осталась голодной. Пессимизм в философии, разврат в быту и искреннее незнание, зачем жить, заняли своё господствующее место. И это тоже было делом Промысла.
Радость спасения должна росой упасть на иссохшую душу. Иначе радость не воспримется и даже не ощутится. Прежде чем наполниться, нужно опустошиться. Успехи цивилизации родили в людях великую жажду, и множество душ почувствовали себя пустыми.
Законы мудры, и армия сильна, но не для этого живёт человек. Зрелища кровавы, и хлеб бесплатен, но даже плебею этого мало, если в нём жива совесть. Без высшей идеи и подлинного смысла вся жизнь - труп без души.
Мы не знаем, кто первый это сказал, но со временем взоры людей стали обращаться к Востоку. Оттуда стали ожидать Царя, Который вдохнёт в мир новую жизнь. Поэт Вергилий в своих «Буколиках»  воспел Младенца, Который сойдёт с неба и даст мир. Тогда лев утратит свирепость, а с вола снимут ярмо. Это было преломлённое в языческом поэтическом сознании, невесть как попавшее туда, пророчество Исаии о Младенце. «Младенец родился нам - Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 9.6). Это при Нём волк будет жить вместе с ягнёнком, и барс будет лежать вместе с козлёнком, и телёнок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя поведёт их (Ис. 11.6).
Вера в Мессию искала себе пути и, как вода, проникала в самые малые щёлки. Стрелки на незримых часах двигались к той черте, за которой Август отдаст приказ переписать подвластную вселенную, и среди прочих людей в путь отправятся Иосиф и Святая Дева.
Она будет на последних днях беременности, и когда в Вифлееме  Ей не хватит места, Она с мужем заночует в пещере. Там и родится от Неё «Отроча младо - Предвечный Бог». А рядом, над полем, которое сейчас называют полем пастушков, ангельский хор запоёт «Слава в вышних Богу, и на землемир, в человеках благоволение».